26 сентября 2021,
Областные новости
24.09.2021
Победители разделили призовой фонд в размере 2,5 млн рублей и получили возможность масштабировать свои проекты в Почте России.
24.09.2021
Партия сохранила конституционное большинство в нижней палате парламента и получила 324 мандата

Яндекс.Погода

Власть и общество

21.06.2021

Олег Мельниченко: «Прожить так, чтоб не стыдно – ни за один день»

Слухи о том, кто такой Олег Мельниченко, будоражат регион с тех пор, как в конце марта президент РФ назначил его исполнять обязанности губернатора Пензенской области. На следующий день Мельниченко вернулся в родную Пензу. Здесь он родился и вырос, здесь живут его родители и семья, здесь проходило его становление как личности. Даже когда работал в Администрации Президента и Совете Федерации, не терял связь с родным регионом. Не забронзовел ли во власти? Слышит ли людскую боль? Эти вопросы сегодня волнуют пензяков. Мы не стали строить предположения и прогнозы, а собрали самые частые и интересные вопросы и задали лично Олегу Мельниченко. Какой он человек – судить вам…

Наш земляк

– Если бы вам пришлось написать книгу про свою жизнь или снять фильм, каким бы был первый кадр?

– Залитый солнцем роддом на улице Пушкина, 1973 год, 21 мая. Все в зелени и цвету...

Мама по профессии инженер, всю жизнь проработала в НИИ математических машин. Отец — строитель, в разных организациях был главным механиком, главным инженером. Я у них единственный сын.

К счастью, родители живы, здоровы, живут в Пензе. Последнее время не часто удается с ними видеться. Они с пониманием к этому относятся.

– Как они отреагировали на ваше назначение на должность врио губернатора?

– Когда по телевизору показывали мою встречу с президентом, мама плакала. Они очень за меня переживают, воспитывали во мне ответственность и понимают, какая это должность – за все быть в ответе. Им не очень хотелось для сына такой работы. Но родители меня всегда поддерживают во всех начинаниях. Они учили меня жить так, чтобы не было стыдно ни за один прожитый день.

– Есть у вас в Пензе любимые места?

– Мы жили в военном городке, я пошёл в первый класс школы № 53. Потом мы с семьёй переехали на улицу Суворова, учился в школе № 14. Мечтал стать военным, служить Родине. Но моё поступление в военно-политическое училище совпало с распадом Советского Союза. С мечтами об армии пришлось расстаться. На следующий год поступил на исторический факультет пединститута, поэтому был на год старше своих сокурсников. Учиться на истфаке было сложно и престижно. Нам давали универсальные знания, реалистичные представления о действительности.

Мои студенческие годы прошли на Западной Поляне, люблю ботанический сад, парк Белинского. Сейчас там чувствуется определенная неухоженность, асфальт разбит. Мне это не нравится. В памяти осталась прежняя уютная Западная Поляна.

– А друзья детства остались?

– У меня есть круг друзей, с которыми мы вместе учились. Есть те, с кем вместе росли. Мы периодически встречаемся. Встречи эти не афишируем. Я стараюсь не смешивать дружбу и работу. Считаю, если ты друга делаешь подчиненным – дружбе конец.

Хотя бывают среди подчиненных товарищи, с которыми у нас общие взгляды. Но каждый работающий со мной должен понимать, что, если он не будет соответствовать определённым критериям и выполнять требования, которые к нему предъявляются как к служащему, ему придется искать себе другую работу.

Примерный семьянин

– Пензяки ничего не знают про вашу личную жизнь. Вы девять лет работали в Нижнем Новгороде, потом в Москве. Где живёт ваша семья, чем они занимаются?

– Семья всегда рядом. Супруга – домохозяйка, она не сильно переживала, что не пришлось осесть в Москве. Ей в Пензе нравится, и всё устраивает. Здесь живут её мама и сестра. У них свой дом, быт налажен.

С супругой мы знакомы со студенческих лет, учились в одной группе, хотя она на два года меня младше. По базовому образованию она тоже учитель истории. А познакомились в археологической экспедиции на первом курсе. С тех пор 24 года вместе.

Дочери 21 год. Она училась в Пензе в строительном колледже, планирует стать архитектором. Хочет продолжить учёбу в Москве либо Нижнем Новгороде, там прошли её школьные годы, когда я работал в аппарате полпреда в ПФО. У нее там остались друзья. Пусть сама выбирает свой путь в жизни, она человек уже взрослый.

– Читая соцсети, натыкаешься на разные комментарии. Они далеко не всегда соответствуют действительности. Вас не смущает, если дочь прочитает или жена. Как они воспримут?

– У меня никогда не было соцсетей. По работе были определенные ограничения, да я и не видел такой необходимости. Впервые завел аккаунт, когда вернулся в Пензу. На встречах с жителями понял, что им это нужно. Они привыкли узнавать оттуда новости, обращаться с проблемами, искать помощи. Ради этой обратной связи и завел личные страницы. Но времени читать чужие, тем более анонимные, страницы у меня нет.

Члены семьи мне периодически зачитывают вслух, что там про меня пишут — как со знаком плюс, так и со знаком минус. Смеются, когда всякие небылицы рассказывают. Супруга сказала, что за то время, пока я здесь работаю, она столько про меня нового узнала, даже не предполагала, «какой негодяй». Посмеялись вместе и забыли.

Развивать регион

– Ваше вступление в должность совпало с серией громких коррупционных скандалов и даже арестов. Этот негативный фон вас не беспокоит?

– Ведётся работа по тем людям, которые участвовали в хищениях из казны. Меры к ним будут применяться по решению суда. Это работа правоохранительных органов.

Я человек, который решает социально­экономические задачи, думает о дальнейшем развитии региона. У меня есть свои приоритеты, они связаны со стратегией дальнейшего активного развития Пензенской области. Нужно выходить на позитивные вещи.

– Какие приоритеты вы видите перед собой в новой должности?

– Чтобы что­то делать, нужно представлять образ того, что хочешь сделать. Если есть этот образ, то действия человека формируют общую картину будущего. Естественно, нужно мечтать, что­то представлять, рисовать, описывать. Изменения в любой общественной системе – это вопрос не месяцев, а лет. Нужно понимать, что можно школу построить, детский сад, но если нет нормальной экономической базы, то не на что все это содержать, нет нормальной зарплаты и нет бюджета. Поэтому я думаю, что первоочередное, чем должен заниматься глава региона, – это создавать экономическую базу, приближаться к финансовой и бюджетной самостоятельности. Если есть нормальный инвестклимат – бизнес приходит, если нет – ничего не будет. Если сидит человек и требует доли в бизнесе, то бизнес не пойдет. Если не будет понятных, прозрачных, закрепленных в законодательстве правил игры – бизнес не пойдёт. Нормальный бизнес – работающий с долгоиграющей перспективой.

Такой же, как мы

– Принято считать, что люди во власти хорошо зарабатывают. Вы не скрываете свои доходы?

– Сведения о доходах Олега Владимировича Мельниченко прозрачны и разместятся на одной строке в таблице. Стабильный заработок был всегда, но к богатству никогда не стремился. Я практически всю жизнь прожил на служебных квартирах, было много переездов. Инвестиционной деятельностью не занимался, акций нет. В бизнесе не участвовал. Дорогими автомобилями не интересуюсь, не ношу часы. Спокойно отношусь к жизни, и роскошь не является предметом моих интересов.

Боролся за жизнь

– Во время встречи с журналистами недавно вы упомянули о тяжёлой аварии, после которой вам пришлось долго восстанавливаться. Как это случилось?

– Было ДТП в 2009 году, после которого я заново учился ходить. Возвращался на служебной машине из командировки в Саратове. За рулём был водитель. Темнело. Под Пензой разворачивалась фура с прицепом. Она перегородила трассу, кабину завернуло на встречную полосу. Когда она появилась у нас в свете фар, было уже поздно. Водитель мгновенно среагировал и направил удар в колесную пару. Колеса у фуры мы выбили, а сами поломались. У меня остались неповрежденными только позвоночник и рука. Оперировали меня здесь, в Пензе, наши врачи. Я очень благодарен им, они буквально собрали меня по частям. Были четыре сложнейшие операции, потом пять месяцев лежал в больнице. Тогда мне снилось, как я снова иду на своих ногах. Это было самое приятное видение.

В тот момент больше всех меня поддержала семья – супруга, дочь и родители. Врачи сделали все возможное, но собрать волю в кулак пришлось самому. Я не собирался становиться инвалидом, хотел вернуться к работе. Восстановился, насколько это позволили возможности организма. Поэтому если вы заметили на фотографиях с мероприятий, что у меня не до конца разгибается правая рука, так это последствия той страшной аварии. После нее остались железные штыри по всему телу.

– Вы прививку от коронавируса сделали?

– Я переболел зимой. Приехал в Пензу и слёг с высокой температурой. Вызвал врача, спасибо специалистам инфекционной больницы, вовремя назначили лечение. Недавно сделал анализ – антител достаточно.

Без галстука

– Давно были в отпуске?

– На работе в правительстве Пензенской области, а потом в Администрации Президента РФ как таковых нормальных отпусков у меня не было. Какие к черту отпуска у заместителя полпреда по внутренней политике? Стоило уйти по графику в отпуск, как где­то случалось ЧП, и меня отзывали на работу.

Полноценный отпуск помню в 2018 году, когда перешел в Совет Федерации. Вот тогда поехал по Поволжью, побывал на раскопках Селитряного городища, Царева городища. Потом уехал на Кавказ. Очень люблю Избербаш на берегу Каспийского моря, Дербент. Дальше через тоннель ушел на машине в горную часть Дагестана, Чечню, Ингушетию и в сторону Ставропольского края. Там очень хорошие минеральные воды. Две недели в пути, без семьи, они, конечно, пошли бы ради меня на такие подвиги, но я решил их не утомлять тяжелой дорогой.

Отпуск люблю проводить динамично, в пути. Больше двух суток на одном месте не задерживаюсь. Баловать себя заграничными поездками не могу, так как всегда был и остается определенный допуск к гостайне. Но по служебным командировкам бывал во многих странах.

– Не секрет, что вы увлекаетесь археологическими раскопками, при малейшей возможности отправляетесь в экспедицию. Поделитесь, какие самые яркие артефакты вам удалось найти?

– Я участвовал в раскопках Троице­

Скановых пещер под Наровчатом, куда сейчас водят туристов. Их облагородили. Но тот самый вход я нашел в конце 90-х, у меня даже сохранилось фото. Во­вторых, проводили разведку в Наровчатском районе, где находился золотоордынский город Мокша. Это столица северо-западного улуса Золотой Орды, здесь чеканили серебряные монеты. Самое ценное – Золотаревское городище, уникальное в своем роде. Огромное количество артефактов. Оно погибло при нашествии Батыя на Русь в 1236 году. По всей видимости, брали они его осенью, и потом случился какой­то катаклизм. Скорее всего, выпал обильный снег. Они собрать ничего не смогли и просто ушли. Осталось большое количество элементов вооружения, стрел. Был обнаружен воин в доспехах. Мало сохранилось до наших дней памятников истории с таким наполнением. Проведение фестиваля на Золотаревском городище – наша с Белорыбкиным идея. Возможно, в новом качестве нам удастся довести ее до ума и сделать это место привлекательным для туристов.

– Спасибо за откровенный разговор. Почему раньше не давали развернутых интервью?

– Работал. Позади два месяца напряженной работы в новой для меня должности. За такой короткий срок нужно было войти в курс дел, разобраться с текущей ситуацией, а тут еще разного рода непредвиденные сложности. Сейчас нашел время рассказать вам, кто я такой.

Газета «Наша Пенза»

Спецпроект №1, 4.06.2021 г.

 

Оставить комментарий